Skip to content

Зарисовки о Болгарии — Ирина Бакке

Автор: Ирина Бакке

 

Картина 1.

Томительное ожидание в зале аэропорта. Рейс на Бургас откладывался. Неожиданно подумалось о том, что Уфа не хочет отпускать в далёкую Болгарию, не желая быть соперницей балканской страны в вопросе щедрости красоты природы.

В далёкий путь в солнечную Болгарию отправились представители Общества дружбы «Башкортостан-Болгария» с подарками для болгарских детишек. Огромный чемодан, который вместил в себя многочисленные призы для детей – победителей творческих конкурсов — из городов Шумен, Бургас, проводимых Обществом, вызвал даже подозрение в аэропорту. Подозрение улетучилось, когда сотрудники таможенного контроля узнали, что в чемодане – книги, журналы, краски, мягкие игрушки и даже солидные призовые статуэтки.

Так, в зале ожидания аэропорта для меня началось путешествие в страну, об истории которой я рассказывала уфимским школьникам на встречах в Болгарском культурном центре. Было и радостно, и немного страшновато. Ведь предстояло побывать на местах, связанных с боями времён русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Могла ли я представить, какие чувства испытаю, соприкоснувшись с историей не только Болгарии, но и нашей страны. Наконец, разрешили посадку. Мы поспешили в самолёт.

Не скучай, Уфа! Мы скоро вернёмся! Ровный гул мотора помогал сосредоточиться и продумать распорядок дней в Болгарии. Казанлыкская долина, город-музей Несебр, морской порт Бургас, Варна (в прошлом город Сталин), славный Добрич. Столько нужно было успеть посмотреть! Мы обязаны были подняться на Шипку, поклониться праху русских солдат, отдавших жизни за веру, за правду. За окном самолёта – ровная гряда облаков, вспаханное небесное поле. На душе спокойно. Создатель являл пример наведения порядка в мыслях и сердечных делах. К тому же мы летели к истокам славянской письменности, к истокам православия. Неожиданно столь ясная небесная картина сменилась воздушной фантасмагорией. Сквозь волны бушующего воздушного океана пробивался яркий свет, который бил в глаза, будоражил воображение, вызывая различные ассоциации и воспоминания. Мысленно обращаюсь к Нему, прося помощи, чтобы успокоить разгорячённый ум. Шторм сменился штилем на небесных просторах. Мягкие очертания облаков возвращали легкость мыслям. Голубизна неба искрилась, вспыхивая маленькими звёздочками, скрывая тайну мироздания. Следя увлечённо за сменой картин за окном, забыв о полёте, безотчётно пытаюсь ответить на вопрос: «В чём же истина?».

…Самолёт подлетал к Бургасу. Командир корабля объявил о готовящейся посадке. Нужно было проверить ремни, поднять спинки кресел, а мы не могли оторвать глаз от открывшегося взору вида. Хотелось ахать и охать! Под нами – находились аккуратные домики под яркой черепичной крышей, точно кто-то невидимой рукой расставил их таким образом, что образовалось крошечное царство на бескрайних просторах болгарской земли. От этого царства веяло уютом и добропорядочностью, теплотой и дружелюбием. Страх неизвестности отступил. Страна, которую называют раем на земле, была на расстоянии вытянутой руки. Она притягивала, обещая позаботиться, обласкать и понежить в лучах жаркого южного солнца. А Чёрное море, которое обрамляло эту землю, приглашало покачаться на волнах, утонуть в бархате, забыться хоть кратковременным, но сладким сном счастья бытия.

Я смотрела вниз на красивые, ровно очерченные квадратики земли разных оттенков зелёного цвета и думала о том, чья чаша весов: природы или человека перевесит в вечном споре жизни. Наверное, эту спору не иметь победного конца. Создателю дорога как природа, являющая Его безграничные возможности, так и выражение любви и добра в образе человека – творения, не поддающегося объяснению, но взлелеянного Его нежностью и стремлением к гармонии в огромном пространстве космоса.

Картина 2.

Пройдя, что называется без проволочек, таможенный контроль в аэропорту города Бургас, во время которого я с большим удовольствием поздоровалась по-болгарски, мы собрались у автобуса, направляющегося в отель «Арда» — место нашего пребывания в сказочной Болгарии. Прибывшие шутили, сетовали на погоду (накрапывал мелкий дождик), знакомились на ходу, забрасывали гида вопросами и не забывали располагаться в автобусе. Отдельно нужно сказать про автобус. Это был комфортабельный автобус, предназначенный для междугородных поездок. Я обратила внимание, что таких автобусов курсировало по дорогам Болгарии немало. На таком автобусе мы ездили в Казанлык, в Несебр, Варну. Такие автобусы возили пассажиров и по улицам региона Солнечного берега, где находился и наш отель «Арда». Регион представляет собой обширную курортную зону с множеством отелей, сдаваемых туристам, просто отдыхающим, и апартаментов. Отели были построены таким образом, что создавалось впечатление, что болгарские строители не знакомы с законами строительной науки. Они словно лепились к некоему центру, который невозможно было определить. Постройки стояли под разным углом друг к другу, хоть и выдерживая красную линию. Как нам объяснили позже, этим самым достигалось расщепление воздушного потока морского ветра и ослабление порыва присущего морскому побережью ветра. В небольших промежутках между отелями просматривались жилые дома болгар. Всё было решено в едином архитектурном стиле с различиями в цветовом оформлении, с наличием или отсутствием архитектурных элементов декора зданий, как то: балкончики, колоны, модерновая округлость здания или прямоугольные формы, скрытые или видимые лифты, барельефные выпуклости на стенах, угловое решение. Жилые дома имели в обязательном порядке участки земли, на которых рос виноград, были посажены помидоры и перцы, и буйно цвели розы. Символ Болгарии оправдывал себя сразу. Это ещё была не знаменитая масличная роза, которая составляет богатство страны. Это были просто розы, но какие розы! Розы-кусты, розы-мини-деревья. Они поражали размерами, цветом, пышностью и благоуханием. Казалось, что можно уснуть сладостным, безмятежным сном на веки вечные под сенью роз, вкусив их чудесного и жаркого аромата.

Дорога до отеля пролегала вдоль побережья. Мы ехали, выхватывая из окна то вид виноградников, то ухоженных полей, то обращая внимание на дорожные указатели, обозначающие направление до Бургаса, Помория, населенных пунктов, названия которых нам ни о чём не говорили, но вызывали любопытство, с обязательным километражем. Чувствовалось, что дороги – предмет особого внимания и заботы государства, причём для Болгарии характерна разветвлённая сеть дорог. Мы в этом успели убедиться. Направляясь в требуемый пункт назначения по маршруту, скажем «Солнечный берег – Бургас», мы ехали каждый раз по новой дороге, то удаляясь от Чёрного моря, то приближаясь к нему.

Сопровождающий нас до отеля гид была молодой девушкой из Омска. Её звали Ирина. Она представила водителя, о себе сказав буквально пару слов. Как мы поняли, Ирина работала в туристической фирме «Пегас», которая имела филиалы по всей России. Мы также были оформлены на поездку фирмой «Пегас». В обязанности Ирины входило сопровождать туристов до отеля, размещать их, предлагать программу отдыха и отправлять обратно домой. Уже по дороге она начала знакомить пассажиров-туристов с историей Болгарии, культурными традициями, особенностями быта. Мы внимательно слушали, не отрываясь от окон, чтобы ничего не пропустить из виду. Я же по ходу сопоставляла сказанное со своими знаниями о болгарской стороне и чувствовала себя не чужестранкой, а человеком, жившей здесь когда-то, но на какое-то время покинувшей эти земли и теперь возвращающейся домой.

Картина 3.

Разместившись в отеле «Арда» (ударение на первый слог), мы поспешили к морю. На день приезда это было самой главной задачей – встретиться с исполином Черноморского побережья – Его Величеством Море. Погода удивила нас легкой прохладой, хотя позднее мы узнали, что для начала лета это самая обычная погода. Ещё не жарко, предвкушение влажного зноя, когда в дневное время приостанавливаются работы в южных странах, — впереди.

А мы, весело болтая, шли по указанной нам дорожке сквозь строй бутиков с выставленными промышленными товарами, сувенирами, любопытными взглядами – картинка, характерная для всех стран. В любой стране продавец заинтересован в покупателе, будь он житель своей страны или турист — из другого государства. Мы успевали разглядывать товары и перекидываться словами с продавцами. Надо сказать, что болгары очень дружелюбны. Узнав, что мы из России, многие старались показать самые лучшие товары, вызвать покупательский интерес. Мы же с удовольствием разглядывали сувенирную продукцию: кружечки, популярные магнитики на холодильник с видами болгарских городов, небольших куколок в национальной одежде. Нам действительно было интересно, и продавец, степенный болгарин средних лет, чувствовал наше настроение и вовсю старался, учитывая тот факт, что мы говорили по-русски, а он – по-болгарски. Мы понимали друг друга. Наши языки схожи, ведь они исторически развивались от одного алфавита. Нам было очень приятно. Покупать в первый же день не хотелось, да мы и не взяли с собой деньги. Мы поддерживали разговор, беря в руки отдельные предметы. Хотелось общаться и быть на одной душевной волне понимания. И нам это удавалось. Мы удивились, что в сувенирной лавке нет ни одной вещицы с изображением льва, именно того льва, который вынесен на государственную символику Болгарии. Каково же было наше удивление, когда наш собеседник тоже был поражен отсутствием образа льва и посетовал с нами.

Сувениры сменялись столь необходимыми для прибрежной зоны пляжными принадлежностями. Всевозможные купальники, словно разноцветные звёздочки, пестрели тут и там. К ним предлагались шляпы, шарфики, сумочки с изображением рыбок, полосок, дельфинов, цветов, каких-то абстракций, и всё это кричало и вопило: «Купи меня, купи!». А пляжные коврики. Это отдельный разговор. Махровые полотенца висели, как картины без рам. Хозяин лавки пляжных аксессуаров старательно втолковывал нам, какая разница между полотенцем и дорожкой. Нам было смешно и весело, и он нам улыбался широкой улыбкой добродушного габровца.

Так, смеясь, мы добрались до линии пляжа. Он начинался сразу же за бутиками, неожиданно и мощно. Песок, нет мягкий песочек золотого цвета, как будто из недр земли вулканом был вынесен на поверхность. Нам оставалось сразу же скинуть обувь и буквально утонуть ногами в зыбком песке и идти потом к морю, ласкаясь о песок и нежась ступнями в песочном чуде. О, это настоящее блаженство! Нога утопала в нежности и мягкости. А море?! Море было спокойно, величаво и снисходительно. Небольшие волны накатывались на берег. Народу на пляже было мало. Уже вечерело, да к тому же, как я уже сказала, в этот день было прохладно. Но находились смельчаки, которые плавали, время от времени подсыхая на берегу. Я смотрела на море. Родившись в Башкирии, я была далека от этого природного феномена. Есть удивительные по своей красоте природные места и в нашей республике, но тогда я чувствовала уважение и преклонение перед морской стихией. Мне казалось, что с ней ничто не может сравниться. В какой-то момент мне почудилось, что море тоже ко мне приглядывается, тихо шелестя волной по мокрому песку. Мне ужасно захотелось подружиться с ним, увидеть в нем понимающего и любящего друга на времена вечные.

Картина 4.

 

Обратно с моря в Арду мы возвращались не спеша, всей грудью вдыхая морской бриз. Когда-то я с маленьким сынишкой летала в Сочи. Был август, бархатный сезон. Мы жили в Старых Гаграх. Это были советские времена. Отдыхающих было много. Я не помню особых сложностей с бытом, но и не помню особой радости от близости моря. Не знаю, чем объяснить: молодостью, устоявшимся укладом жизни или ожиданием чего-то большего. Но только на болгарском побережье я вдруг ощутила остроту жизни, суть чего-то нам неподвластного и тихую радость бытия.

На побережье жизнь только начиналась. Включалась иллюминация. Звучала музыка: болгарская, европейская. Всюду слышалась речь, этот вечный людской гомон, как на птичьем базаре. Жизнь на курорте не затихает даже ночью. Не желая того (сказывалась усталость и разница в часовых поясах), и мы попали в эпицентр оживления. Наш путь пролегал опять сквозь те же бутики, которые не торопились закрываться, и ресторанчики – эта особая прелесть жизни на юге. Разные европейские кухни: итальянская, болгарская, немецкая делали всё возможное, чтобы заполучить к себе клиентов. Обещались скидки, рекламировались блюда. В обязательном порядке предлагалась морская рыба. Каждый ресторанчик был оформлен по-своему: столики внутри зала, столики на открытом воздухе. Нос щекотали запахи жареного мяса, пиццы, картофеля-фри. Эти вкусные, томные запахи кухни перемешались с запахами лилий, южных цветов. Всё в воздухе благоухало и располагало к безмятежному отдыху. Теперь уже толпы отдыхающих бродили взад и вперёд по дорожкам Солнечного Берега.

А мы возвращались в отель, уже напоённые густой морской воздушной массой, не верившие в то, что находились в Болгарии, в стране солнца и совсем не Чёрного моря.

 

Картина 5.

 

На следующий день мы должны были встать рано, чтобы встретиться с нашим гидом и выбрать экскурсии по Болгарии. Мы и так встали рано. Три часа с небольшим – весомая разница во времени. В Болгарии – 7 часов утра, а в Башкортостане – уже десять. Привычка вставать рано дома сказалась и здесь. Первым делом выхожу на балкон, чтобы посмотреть на море. Море хорошо видно. Розовый рассвет, море в легкой светлой дымке. Оно будет менять свою окраску час от часа. На солнце оно искрится. Тысячи искорок покрывают поверхность моря, они лопаются, снова возгораются игрой света. Я не могу оторвать глаз от моря. Розовый цвет переходит в лиловый. Морская гладь то голубеет, то принимает бирюзовый оттенок.

Утро в отеле обычно набирает темп медленно и нехотя. Мы первыми спускаемся в ресторан и видим приятные лица хозяйки ресторана и работников. Они приглашают войти. В фойе отеля пустынно и тихо. Мы накладываем на тарелки обычные и характерные блюда болгарской кухни для завтрака. У болгар очень вкусный хлеб, мы это сразу отметили. На тарелке красиво располагаются ветчина, сыр и брынза. Ровно и аккуратно нарезаны помидоры и огурцы. На горячее – фасоль в томатном соусе, омлет, вареные яйца, жареная колбаса. Для меня не было выбора. Я всегда брала фасоль. Белая фасоль в соусе со сладким болгарским перцем – вне всякой конкуренции. Несколько слов можно сказать об омлете. Он такой густой, что его нужно есть как кашу ложкой. И такой жёлтый, как будто яйца не содержат белков. На вопрос: «А есть ли каши?» мы получили в ответ недоумение и растерянность. Больше пытать болгарскую сторону мы не стали, а с удовольствием ели кислое молоко, напоминающее простоквашу. Постепенно ресторан наполнялся людьми. Интересно было наблюдать за пристрастиями отдыхающих. В одном отеле жили как выходцы из России, так и немцы, и представители англоязычных государств, поляки. Немцы предпочитали ветчину, англичане выбирали омлет. Государственная принадлежность сказывается.

В девять часов мы поспешили в соседний отель «Меридиан» на встречу с гидом. Ирина принесла кипу программ экскурсионных поездок. Обязательности в выборе не было, маршруты предлагались на усмотрение. Для нас уже всё было запланировано в Уфе. Мы хотели посетить Казанлыкскую долину, главную достопримечательность Болгарии, и подняться на Шипку, овеянную славой русского оружия. Экскурсии, надо сказать, не входят в туристический пакет и оплачиваются отдельно. Об этом в Уфе нас не предупредили, но и врасплох в Болгарии не застали. Мы выбрали маршруты и ознакомились с режимом поездки. С этой минуты мы были готовы постигать Болгарию не умом, а сердцем!

 

Картина 6.

 

Итак, наша первая поездка по Болгарии имела сложный и длительный маршрут: город Казанлык – Шипка – Етырский музейный комплекс. Всё тот же комфортабельный автобус мчал нас по дорогам страны, которая в недалеком прошлом выступила с инициативой войти в состав СССР и стать пятнадцатой братской республикой. Не знаю как для других, а мне эта мысль была приятна и радостью отзывалась в сердце.

Пейзаж за окном удивительным образом напоминал известные работы художников. Бескрайние просторы полей сменялись горными кряжами Старой Планины, а вдруг неожиданно выплывало море. Море вписывалось в пейзаж Болгарии, словно акцентирующий момент любого рассказа о красотах Балкан. Дорога порой становилась опасной. Она петляла крутыми виражами поворотов, нависающими над ущельями. Чувство опасности не тревожило и не беспокоило. На страже спокойствия стояли вековые деревья. Они, как солдаты при полной выправке, вросли в землю и обеспечивали защиту мирной и безопасной жизни. Стволы деревьев поражали прямотой. Казалось, что им не хватает солнечного света. Они всё тянулись выше и выше, отодвигая линию горизонта на необозримую даль. У меня было впечатление, что в Болгарии нет линии горизонта. Вокруг нас в радиусе видимости простирались поля, сменяющимися горами, переходящими опять в поля, и так без конца и края. Мы находились в центре Земли. Это ощущение не покидало во время всей поездки. Мне вспомнилась легенда о даровании болгарскому народу этого пронзительного на остроту восхитительного уголка земной планеты. Легенда стала правдивой былью.                    

Господь Бог только что закончил распределение земель между народами и устало опустился в кресло. Вдруг он услышал, как кто-то глухо кашлянул. Бог поднял голову и увидел ссутуленного посетителя. Тот переминался с ноги на ногу и готовился снова кашлянуть в кулак.

— Кто ты такой? – удивленно спросил Господь Бог.

— Болгарин, — ответил посетитель.

— Что тебе нужно?

— Земли.

— А где же ты был раньше? – вовсе удивился Господь Бог.

— Работал в поле.

Господь внимательно и даже придирчиво посмотрел на болгарина: руки огрубели от мозолей, труд ссутулил человека, а жара и ветры продубили его кожу. Тогда Бог подозвал ангела и распорядился:

— Выдели ему кусочек моего рая!

Кто-то из мудрых людей сказал: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Никакой рассказ не в состоянии передать всю красоту и очарование этого края. Глаз ваш радует пусть и не голубой, но по-прежнему стремительный, широкий и могучий Дунай; и серпантином извивающаяся Янтра, которая, кажется, может несколько раз пересечь один и тот же город; и гордая Марица, катящая воды быстро и словно собирающаяся посостязаться с зазнавшимся от похвал Дунаем; и лазоревое Черное море. Что может быть восхитительнее Балканских гор: высокие, крутые, с богатой зеленью на склонах, делающей вершины не суровыми, а какими-то мягкими, ласковыми, зовущими подняться наверх и полюбоваться оттуда необыкновенной красотой!

С горами своей красотой могут посостязаться и долины: плантации виноградников, тянущиеся на десятки километров, сады у дорог, которым нет конца, и, конечно же, долины роз у Казанлыка и Пловдива: в летнюю пору, когда розы созревают, можно опьянеть от их буйного аромата, и это будет самое приятное опьянение.

Города и села болгарские, они тоже необычны. Здесь что ни уголок – то история и предмет восхищения, что ни камень – то напоминание о древнейших и недавних временах. Одним словом, прелестный край!

«Добре дошли!». Всякий болгарин, даже пессимистка из промтоварного магазина, уверенно скажет: «Лучше нашего болгарского во всем свете не сыщете!».

Болгары шутят и про себя с большим удовольствием. Каждый болгарин готов стать главой государства, он запросто войдет в сборную страны по футболу, может быть солистом в опере и может построить отличный собственный дом.

Так упоительно замечательно описывает Болгарию в книге «Болгарские этюды» писатель Иван Курчавов. И эту присказку он рассказывает в своей книге.

А мне остаётся склонить в низком почтительном поклоне голову перед героической историей Болгарии, родной по духу солнечной страны с золотыми песками пляжей и с звучащими гордой историей православными храмами Софии.

 

Картина 7.

 

Автобус мягко подрулил к месту стоянки у Фракийской гробницы – исторического памятника, который входит в структуру Исторического музея города Казанлыка «Искра». Остановке предшествовал небольшой проезд по улицам города и рассказ гида о появлении города, о вехах его исторического развития.

Современный Казанлык располагается в самом сердце Долины роз. Болгарская роза – уникальный вид масличной розы, известной во всём мире. Здесь в Казанлыккой долине розу выращивают на плантациях, собирают в конце мая – начале июня и перерабатывают. Но не только благодаря розе город получил мировую известность. Богатая история города в один клубок скатала исторические нити древних римлян и фракийцев, славян и турков. Даже само название города имеет тюркское происхождение. Этноним «Казан» означает большой котёл, на который визуально похожа впадина долины, благодаря чему здесь сохраняется особый климат, благоприятный для культивирования масличных культур. В окрестностях же города археологами обнаружено двенадцать древних гробниц, возраст которых составляет около 2500 лет. Второе название Долины роз – Долина фракийцев. Нам удалось рассмотреть гробницу, находящуюся в черте города. Неудивительно, что она входит в список мирового наследия ЮНЕСКО с 1979 года. В целях сохранности рядом с подлинной гробницей сооружена современная копия гробницы в натуральную величину, повторяющая памятник внутри один к одному. С трепетом и замиранием сердца мы переступили порог макета мавзолея, боясь потревожить историю и память ушедших поколений фракийцев. Раритетный археологический памятник преподнес человечеству исторический урок. В назидание нам время сохранило фрески, выполненные рукой человека, передающие информацию о жизни в древние века. А мы, случается, не можем сохранить созданное человеком в настоящее время.

В соответствии с хронологическим рядом гробница относится к концу 1V-началу 111 века до н.э. Внутренние поверхности стен гробницы украшены мраморными плитами и фресками. Фрески выполнены в цветовом решении. Фракийский мастер использовал чёрный, красный, жёлтый и белый цвета. Напротив входа в центре зала можно увидеть изображения мужчины и женщины. Они в богатых одеждах сидят на стульях. Перед ними на столе – всевозможные яства. Вокруг них – слуги с дарами. Выше – изображение Богини Деметры, властительницы Подземного царства. На руке мужчины покоится рука женщины. Наверное, сюжет древней фрески передаёт мысль, что любовь вечна и не поддаётся времени.

 

Картина 8.

 

Да, простит меня госпожа Болгарская роза, если она думает, что я забуду о ней написать. Нельзя, находясь в Болгарии, не сказать доброго слова в адрес знаменитой эфирно-масличной культуры — розы, этого природного чуда из чудес.

Высоко ценя сей дар Божий, в Казанлыке открыт музей Розы. В музей мы не попали, но посетили уютный магазинчик от музея. Он небольшой – всего одна комнатка, но в полной мере на наглядном материале раскрывающий технологию получения розового масла, идущего на изготовление парфюмерной продукции. Как гласит предание, в Болгарию растение привезли турки-османы. Её родиной является Южный Китай. В Болгарии роза прижилась и расцвела, став государственным символом. Промышленное разведение розы началось с 1650 года, а первая партия розового масла уехала во Францию в 1740 году.

В экспозиции музейного магазина представлены фотографии о развитии производства роз, инструменты для обработки розовых плантаций, ёмкости для хранения розового масла и воды. Для посетителей предлагается не только обстоятельный рассказ о цветении, сборе и переработке лепестков роз, но и дегустация продуктов из розы. После интересной экскурсии мы приступили к самому приятному моменту знакомства с цветком, который и красивым-то не назовёшь. Я имею в виду масличную розовую розу. Проехав вдоль плантаций, мы смогли убедиться своими глазами, насколько она невзрачна и скромна, непритязательна и «тиха» в цветении. И, наоборот, насколько ценен продукт, получаемый из неё. Как проникновенно она служит людям! Парадокс! Образ розы присутствует в декоре, без этого цветка не обходится ни один праздник. Мы с превеликим удовольствием распробовали розовый лукум, варенье из лепестков роз, запили розовым ликёром и буквально «накинулись» на сотрудницу магазина, наперебой протягивая деньги, чтобы купить розовое мыло, баночки варенья, сувениры, предметы косметики.

Ежегодно в первые выходные дни июня в Казанлыке проходит Международный праздник Розы. Он завершает сбор роз. Во время праздника происходит праздничное шествие и коронация Королевы роз. Королевой становится молодая девушка, голову которой украшает ободок с цветками роз.

 

Картина 9.

 

Находясь в туристической поездке в любой другой стране, всегда пытаешься порыться в своей голове и извлечь из неё разного рода сведения, чтобы сказать себе: «А ты, оказывается, что-то знаешь». Если не брать во внимание, что я изучала историю Болгарии и являюсь членом Общества дружбы «Башкортостан-Болгария», то знала я о Болгарии не так-то много. Конечно, имя Георгия Димитрова и название столицы страны София были мне знакомы, но не более того. Ах, да, я забыла – болгарские фаршированные перцы – продукт из моего детства — и магазин Варна в Москве. К стыду своему, больше мне извлечь ничего не удавалось. Я с большим интересом разглядывала улицы в Казанлыке, болгар или просто людей, проходящих по ним, трогала ветки растений, даже отломила веточку туи и засунула в сумку, дабы увезти домой и посадить в горшок. Хотелось слушать, осязать, трогать, наблюдать…

Вдруг взгляд выхватил памятник в стороне. Чья-то голова покоилась на пьедестале и смотрела вдаль. Бюсты очень похожи друг на друга. Мне показалось, что я его знаю. Я ринулась к памятнику и, несомненно, обозналась. Это был бюст незнакомого мне представителя болгарской интеллигенции. Но я не разочаровалась. Мне предстоит ещё так много узнать и изучить о Болгарии и болгарском народе. А памятник был Эммануилу Манолову, композитору и дирижёру. Он родился в 1860 году в Габрово, а умер в 1902 году в Казанлыке, поэтому его местонахождение было оправданно. Я не стала расспрашивать гида о нём, хотя испытывала сильнейшее искушение. Я рассудила таким образом:

— А вдруг гид не знает о нём по чистой случайности, а я буду расспрашивать? Поставлю его в неловкое положение пред другими туристами. Ведь всё знать невозможно. Лучше вернусь домой и прочитаю о нём.

Дома я узнала следующее. Эммануил Манолов музыкальное образование получил в Московской консерватории. С 1886 года он работал в Болгарии преподавателем музыки и военным капельмейстером. Он был близок рабочему движению, написал революционные песни. В его творческом багаже есть опера «Нищая», написанная в 1900 году. Он также оставил после себя марши и транскрипции для духового оркестра, хора. Музыкальные интересы его были обширны. Он занимался обработкой болгарских народных песен и песен других славянских народов.

Мне снова очень захотелось в Болгарию. Очень захотелось встретиться с гидом и рассказать ему, а вдруг он действительно не знает?!

 

Картина 10.

 

Далее по маршруту следовала Шипка. Сколько стихотворных строчек ей посвящено! О ней писали болгары, её воспевали русские поэты. Она навеки сплотила наши народы. Но прежде, чем мы поднялись к Памятнику Свободы, мы заехали в храм Рождества Христова.

Храм Рождества Христова – красивейший православный храм Болгарии, удивляющий мощью и строгим величием. Его ещё называют храм-памятник. Это первый памятник болгаро-русской дружбе на болгарской земле. Территориально он располагается на южной стороне Шипкинского перевала. Это действующая церковь, архитектура которой навеяна церквями старинного русского города Ярославль. Почему памятник? Внутри храма находятся 34 мраморные плиты с названиями войсковых частей, участвовавших в боях за Шипку. Они навечно сохраняют имена русских солдат и офицеров, а также болгарских ополченцев, сложивших головы при обороне Шипки и в боях у городов Казанлык и Стара-Загора.

Войдя в церковь, мы купили свечи и обратились к иконам. Спаситель смотрел на нас, как будто Он нас ждал, ждал нашего приезда, ждал, что мы привезём частичку русской души для болгарской сторонушки во имя всеобщего спасения.

Так, из года в год туристы из России, русские паломники едут в Болгарию, чтобы восторжествовала идея славянского братства, чтобы православие мужало и придавало людям силы в различных жизненных обстоятельствах. Я от души помолилась за родных, близких, знакомых, просто православных людей, чувствуя, как молитва растворяется в воздухе, питая его и наполняя Благодатью. Мне вспомнились слова:

— Здесь русский дух, здесь Русью пахнет.

Многие из нашей группы уже покинули стены храма, а я всё стояла и смотрела на лики святых и думала о том, как мир тесен.

Идея постройки храма принадлежит матери прославленного генерала Скобелева Ольге Николаевне Скобелевой. Строительство храма стало всенародным делом. Воля дарителей была исполнена сполна. Он возник на болгарской земле для молитвенного поминовения воинов-освободителей. Так называют русских солдат в Болгарии. В саркофагах в крипте храма покоятся останки героев. В торжественной обстановке храм был открыт 27 сентября 1902 года. Нужно сказать, что на сегодняшний день в Болгарии насчитывается более 450 памятников воинам-освободителям, но этот храм-памятник, по мнению многих, самый красивый и впечатляющий.

Наконец, я вышла из храма. Накрапывал дождик, но было как-то светло и ясно. Я поклонилась и отошла на некоторое расстояние. Храм уверенно стоял на болгарской земле, невидимой связью соединяя наши сердца и государства.

Ещё одна примечательность храма. Самый большой колокол на колокольне весит 11 643 кг. Но даже не это главное, а главное то, что это был подарок последнего русского царя Николая 11, ведь победа в русско-турецкой войне вершилась в те времена – царские. Нет, это не ностальгия по прошлому, хотя светлая грусть должна присутствовать в душе любого здравомыслящего человека. Изменения всегда присутствуют в жизни государства, иначе как бы закручивалась спираль развития. Нет, меня вдруг резанула мысль. А что, если бы те обстоятельства переместились в нашу современную жизнь? Объявили бы мы войну Османской империи? Не потеряли мы человеческого сострадания к чужой боли и страданиям?!

 

Картина 11.

 

Дождь становился сильнее и сильнее. То ли нас испытывали на искренность желания подняться на Шипку, не взирая на непогоду, и хоть чуть-чуть приобщиться вселенской гордости за славу русского оружия; то ли дождь смывал сомнения и недоверие в святости места. Гид снова и снова вопрошала сидящих в автобусе: «Будете выходить или поедем дальше?». Люди смотрели на дождь и молчали. Для меня сомнений не было. Душа рвалась на вершину, в поднебесье, где в 19 веке решалась судьба братского нам народа.

Автобус тихо подъехал к нижней смотровой площадке Шипкинского перевала. Водитель молча открыл дверь. Небольшая пауза. Я вскочила со своего места. Мне пришлось подождать, чтобы пропустить тех, кто сидел ближе к выходу. Мы ныряли в дождь без зонта и оглядки. Мы ныряли, чтобы выплыть в истории и остаться в вечности.

Оборона Шипкинского перевала – один из ключевых эпизодов русско-турецкой войны 1877-78 годов. Невозможно представить, как вёлся бой на перевале, не поднявшись на него. Перевал Шипка проходит по узкому отрогу главного Балканского хребта. Параллельно ему тянутся горные кряжи, которые как бы возвышаются над ним и отделяются глубокими лесистыми ущельями. Куда ни посмотришь, кругом горы, и какие горы! Дорога, по которой мы ехали, представляет собой крутой серпантин. Лишь в нескольких местах эти кряжи соединяются удобопроходимыми перешейками. Позиция, которую занимали русские, подвергалась перекрёстному огню на всём протяжении. Позиция в тактическом отношении не имела каких-либо преимуществ, но в стратегическом она была важна.

Как я сейчас понимаю, турки, умевшие воевать в горных районах, видимо, хотели доказать своё превосходство. Сулейман-паша задался целью овладеть Шипкой. Он сосредоточил здесь 28 тысяч воинов и 36 орудий. На начало военных действий Шипкинский перевал обороняли Орловский пехотный полк и 5 болгарских дружин – всего 4 тысячи человек и 27 орудий. 28 тысяч и 4 тысячи – можно ли вести военные действия при таком соотношении солдат? Но бои начались. Наши войска не были брошены на произвол судьбы, хотя и такое случалось в нашей истории. Солдат есть солдат. Он даёт присягу и выполняет её. Во время боя следующего дня число защитников перевала увеличил Брянский полк. Позже добралось и другое подкрепление.

На уроках истории в Болгарском культурном центре я рассказывала о ходе русско-турецкой войны, но я не видела мест, где велись эти бои. Теперь я увидела и обомлела. Я поднималась на Шипку и думала, что правильно шёл дождь. Он помогал почувствовать себя сопричастной мужественной скорби за исполненную христианскую миссию добра, за акт самопожертвования и человеколюбия. В шестидневном бою на Шипке потери русских составили до 3350 человек. Турки потеряли вдвое больше. Я уверена, что Сулейман-паша оценил такое развитие военных действий. Мужество и стойкость не могут оставить равнодушным даже врага.

Потом началось знаменитое «Шипкинское сидение» — оборона перевала. Турки так и не смогли овладеть Шипкой. Что помогало нашим солдатам, что придавало им храбрости в выполнении присяги на чужой сторонушке?

В современной истории здесь ежегодно проходят самые масштабные и значимые праздничные мероприятия. 3 марта 1878 года здесь был подписан Сан-Стефанский мирный договор, который принёс Болгарии свободу и независимость. И по сей день во время Литургии во всех православных храмах Болгарии поминается Александр 11 и все русские воины, павшие на поле брани. «Блаженопочиналия наш освободител император Александър Николаевич и всички воини, паднали на бойното поле за вярата и освобождението на нашето Отечество, да помене Господ Бог в царството си». Вечная им благодарная память!

 

Картина 12.

 

Спускаясь с Шипки, мы вели разговор о том, что всё в нашей жизни взаимосвязано и взаимообусловлено. Мы все были из разных городов России. У каждого – своя судьба, своя работа. Не зная друг друга, мы вдруг стали родными, почувствовали дружеское участие и душевное расположение. Хотелось поделиться сокровенным, услышать совет и увидеть вокруг себя настоящих друзей.

Дождь прекратился. Мы не обращали внимания на то, что мокрые, что кожа стала гусиной. Мы садились в автобус, и на душе у нас было светло и радостно.

Далее мы направлялись в Етырский музейный комплекс. Как нам рассказал гид, Етыр – этнографическая деревня-музей в Болгарии. Музей был основан в 1964 году, а с 1971 года он занесён в реестр памятников культуры и не зря занесён. Это первый и на сегодняшний день единственный такого рода музей в Болгарии. Экспозиция музея рассказывает о жизни болгар в эпоху Болгарского Возрождения. Исторически этот период определяется с середины ХV11 века до освобождения Болгарии от Османского ига. Вобщем-то, данный музей с трудом можно назвать этим устоявшимся традиционным термином. Мы прогуливались по улицам ожившей старинной болгарской деревни, задрав головы и глупо улыбаясь от любопытства. Музейное поселение располагается вдоль горной речки Сивек. Все технические сооружения музея приводятся в движение водой реки, как в старину. Болгары сумели ярко продемонстрировать традицию использования воды как двигателя. Не случайно, образ водяного колеса вынесен на эмблему Етыра.

В век атомных электростанций идея Етыра могла показаться, по меньшей мере, абсурдной, но только на первый взгляд. Техническая мысль у человека стала развиваться, отталкиваясь от природы, учась у природы. Гениальность в том, что человек сумел разглядеть разумное зерно в окружающем природном мире и жить в гармонии с ним. И как стара фраза: «Всё гениальное просто!».

Площадь музейного комплекса 7 га. Территория вместила 50 музейных комплексов. Здесь находятся ремесленные мастерские, построенные в Етыре 150 или даже 200 лет назад. Какие-то дома привезены со всего Габровского округа. Другие дома представляют собой точные копии домов города Габрово. Мини-городок с ожившими интерьерами, мастерскими, сохранившими традиции 26 ремёсел. Скорняжные мастерские, медные, иконописные, мастерские по изготовлению столового серебра, телег, фольклорных музыкальных инструментов, детских игрушек из дерева. Не забыты болгарами гончарное дело, обязательное в народе ручное ткачество. Даже изготовление поясов и верёвочек, используемых для создания декора на одежде, нашли своё должное отражение в экспозиции музея. Можно было заглянуть в пекарню, кондитерскую с кофейным магазином, что мы и сделали с большим удовольствием. Предложенные нам баранки, испечённые улыбающимися пекарями, буквально таяли во рту. В гончарной мастерской болгарская девушка с очень выразительным лицом любезно показала и рассказала, как наносится рисунок на изделие. Мы не могли не купить по кружечке. Кружечка солнечно-песочного цвета. По нижнему краю – зигзагообразная дорожка орнамента. Почему-то покупая её, я вдруг для себя решила, что эта дорожка меня вновь приведёт в милую Болгарию. Вернувшись из поездки в Европу домой в Башкортостан, я с удовольствием пью чай из неё, кружечки с болгарским названием «Етър», вспоминая приятные часы, проведённые в болгарской деревне-музее. А в магазине ручного ткачества я купила небольшую торбочку с характерным узором на красной ткани для Болгарского культурного центра.

 

Картина 13.

 

Как жаль, что мы не доехали до Габрово, а были совсем рядом. Я столько читала о национальном характере габровцев, об умении шутить над собой и быть на «ты» с жизнью. Весёлый характер и добродушный нрав не раз выручали габровца из неоднозначных ситуаций. Что и говорить?! Мне очень нравится шутка о том, что тайной покрыто число габровцев в городе. Когда одного из жителей спросили: «Сколько жителей города Габрово?», он, не задумываясь, ответил: «Все габровцы».

Можно сказать, что небольшой курьёз по-габровски случился и с нами. В Етыре мы заглянули в кофейню, где готовили кофе по-турецки. Довольно-таки уютный зальчик на несколько мест. Низкие столики, скамеечки. Миловидная болгарка предлагала всем сесть и подождать. Маленькие турочки с кофе стояли на горячем песке и «доходили» до готовности. Мы расселись и разглядывали кофейню. Напротив нас села семейная пара, тоже туристы, но в болгарском сопровождении.

Ожидание длилось недолго. На симпатичном подносе служительница Кофейной музы поднесла нам чашечки с кофе. Наслаждение длилось недолго. Кофе действительно был настолько ароматный и вкусный, что, как мы не растягивали блаженство, напиток был выпит. Встать и уйти сразу — как-то не хотелось. И тут я вспомнила, что кофейная гуща полезна для сердечной мышцы. Я решила продлить кофейное очарование с помощью ложечки и съесть остаток кофе. Но, к сожалению, ложечек нам не дали и мне пришлось обратиться всё к той же хозяйке кофейни и попросить кипяточка.

Наступила пауза. Не только она, но и все сидящие в зале обомлели и не поняли, для чего нужен кипяток. Я превратилась в саму невозмутимость и спокойно объяснила, что кофейная гуща — как недостающие микроэлементы для сердца и, что грех оставлять сие богатство в чашечке. Пауза затянулась. Я протянула свою чашку и показала, что кипяточка надо немного, не полную чашку. Воды ведь и так много вокруг. Музейный комплекс стоит в буквальном смысле на воде, на берегу речки. Хозяйка поняла, улыбнулась и через минуту подошла ко мне с маленьким чайничком.

За процедурой наблюдали все сидящие в кофейне. В воздухе плавал аромат кофе, было тепло. Я продолжала вкушать благословенный напиток и отдыхала душой и телом. Как вдруг одна из посетительниц робко произнесла:

— У нас тоже есть сердце. Нельзя ли кипяточку и нам?

Раздался такой смех, что можно было предположить, что мы находимся не в кофейне, а в цирке на представлении. Смеялись все, а больше всех – хозяйка. Как бывалые габровцы мы не только напились кофе, но и наелись его! Я обязательно напишу об этом смешном эпизоде нашего путешествия и отправлю рассказ в Габрово в Дом юмора.  

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: